Лев Толстой. Исследование
Prometheus.
11.1 Varies with device
Лев Толстой. Исследование догматического богословия.

о вере, то при чтении Послания восточных патриархов, уже более подробно выражающих те же догматы, я уже не мог соединять своих понятий веры и почти не мог понимать того, что разумелось под словами, которые я читал. С чтением катехизиса это несогласие и непонимание мое еще увеличились. При чтении Богословия сначала Дамаскина, а потом Макария непонимание и несогласие эти дошли до высшей степени; но зато тут я начал понимать ту внешнюю связь, которой соединялись эти слова, и тот ход мысли, который руководил теми, кто установили эти положения, и ту причину, по которой мне невозможно согласиться с ними. Я долго трудился над этим и, наконец, достиг того, что выучил богословие, как хороший семинарист, и могу, следуя ходу мысли, руководившей составителей, объяснить основу всего, связь между собой отдельных догматов и значение в этой связи каждого догмата и, главное, могу объяснить, для чего избрана именно такая, а не иная связь, кажущаяся столь странною.
И, достигнув этого, я понял и весь смысл учения и ужаснулся. Я понял, что всё это вероучение есть искусственный (посредством самых внешних неточных признаков) свод выражений верований самых различных людей, несообразных между собой и взаимно друг другу противоречащих. Я понял, что соединение это никому не может быть нужно, никто никогда не мог верить и не верил во всё это вероучение, и что потому для невозможного соединения этих различных вероучений в одно и проповедывания их как истину должна быть какая-нибудь внешняя цель. Я понял и эту цель. Я понял и отчего это учение там, где оно преподается, -- в семинариях -- производит наверно безбожников, понял и то странное чувство, которое я испытывал, читая эту книгу.
Я читывал так называемые кощунственные сочинения Вольтера, Юма, но никогда я не испытывал того несомненного убеждения в полном безверии человека, как то, которое я испытывал относительно составителей катехизисов и богословии. Читая в этих сочинениях приводимые из апостолов и так называемых отцов церкви те самые выражения, из которых слагается богословие, видишь, что это -- выражения людей верующих, слышишь голос сердца, несмотря на неловкость, грубость, часто ложность выражения; когда же читаешь слова Дамаскина, Филарета или Макария, то ясно видишь, что составителю дела нет до сердечного смысла приводимого им выражения, он не пытается даже понимать его; ему нужно только случайно попавшееся слово для того, чтобы прицепить этим словом мысль апостола к выражению Моисея или нового отца церкви. Ему нужно только составить свод такой, при котором бы казалось, что всё, что только написано во всех так называемых священных книгах и у всех отцов церкви, написано только затем, чтобы оправдать символ веры.
И я понял, наконец, что всё это вероучение, то, в котором мне казалось тогда, что выражается вера народа, что всё это не только ложь, но сложившийся веками обман людей неверующих, имеющий определенную и низменную цель.
Излагаю это вероучение по символу веры, Посланию восточных патриархов, катехизису Филарета, преимущественно же по Догматическому богословию Макария, книге, признанной православною нашею церковью за самую лучшую.

Leo Tolstoy. The study of dogmatic theology.

faith, while reading the Epistle of the Eastern Patriarchs, already more detail expressing the same dogmas, I could not connect their concepts of faith and almost could not understand what went without saying the words that I have read. From reading the catechism that disagreement and misunderstanding of my still increased. When reading Theology of Damascus first, and then Macarius misunderstanding and disagreement, these reached the highest degree; but then I began to understand the external links that connect these words, and the thought process that led those who have installed these provisions, and the reason for which I can not agree with them. I worked on this for a long time and finally achieved what learned theology, like a good seminarian, and I can follow the course of thought, led the drafters to explain the basis of the whole, the relationship between an individual and the tenets of importance in this regard every dogma and, most importantly, I can explain why it is so chosen, rather than a different relationship, which seems so strange.
And, having achieved this, I understood the whole meaning of the doctrine and was horrified. I realized that all this doctrine there is an artificial (by most external signs inaccurate) set of expressions of beliefs very different people, incongruous and mutually contradictory to each other. I realized that the connection is no person shall be necessary, no one could ever believe and did not believe in all this doctrine, and that, therefore, impossible to connect these different faiths in one and preaching them as the truth must be some external goal. And I realized this goal. I understand why this teaching and where it is taught - in seminaries - produces probably atheists, understood and strange feeling that I felt while reading this book.
I used to read the so-called blasphemous writings of Voltaire, Hume, but I never had the unquestionable belief in complete disbelief man as the one I had with respect to the drafters of catechisms and theology. By reading these writings of the apostles and given the so-called church fathers are the same expressions that make up the theology, see that it is - an expression of people believers hear the voice of the heart, despite the awkwardness, roughness, often falsity of expression; When you read the words of Damascus, Filaret or Macarius, then clearly see that the compiler does not care to heart the meaning of the driven expression, it is not even trying to understand it; he needs only to accidentally hit the floor in order to attach this word to express the thought of the Apostle Moses or the father of the new church. He needed only to make a set of one in which would seem that everything that is written in all the so-called sacred books and all the Church Fathers, written only to justify the Creed.
And I realized, finally, that all this doctrine, that in which it seemed to me then that the people expressed the belief that everything is not only false, but the old people for centuries deception of unbelievers having a specific purpose and lowlands.
Putting this doctrine on the symbol of faith, the Epistle of the Eastern Patriarchs, catechism Filaret, mainly on same dogmatic theology Macarius, book recognized Orthodox our church for the best.

Content rating: Everyone

Requires OS: 2.3 and up

...more ...less